RSS

Городской портал госуслуг

Когда любовь к Родине сильнее страха смерти

15:14 17.09.2015

Военный журналист, полковник в отставке Владимир Григорьевич Бейдин представляет сборник «Дорогами войны», изданный Московским государственным университетом тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова

— В период подготовки к 70-летию Великой Победы мне не раз доводилось бывать в Московском государственном университете тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова (МИТХТ). Как же радушно встречают здесь ветеранов, фронтовиков! Как вдумчиво организуют мероприятия в честь дней воинской славы России, тематические вечера!

Глубокое впечатление осталось и от недавней презентации выпущенной здесь уникальной книги, в предисловии к которой ректор МИТХТ, профессор Алла Константиновна Фролкова справедливо подчеркивает: «К юбилейному году в нашем вузе готовились основательно, но одним из самых главных событий стало издание сборника “Дорогами войны”». С этим нельзя не согласиться.

Книга составлена из интервью бывших фронтовиков. Это итог большой исследовательской и творческой работы студентов и преподавателей гуманитарного факультета вуза. Одни встречались с ветеранами, записывали их воспоминания, другие помогали выверять информацию, обрабатывать ее.

Четыре десятка интервью — волнующих, ярких, подчас тяжелых воспоминаний о войне. Почти все ветераны, давшие интервью, ушли на фронт в возрасте 17-18 лет, многие добровольцами. Они шли защищать Родину от врага из различных уголков Советского Союза, воевали в разных войсках. Все награждены боевыми орденами и медалями. Многие навсегда связали свою судьбу с армией.

В этих рассказах — яркие примеры самоотверженности и товарищества, долга и чести, ненависти к врагу и любви к Родине.

Так, Юрий Васильевич Аксенов в июне 1941 года успел закончить девятый класс. Но, узнав о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз, он и два его друга сразу же решили идти на фронт. В городе Лопасня друзья вместе со взрослыми и такими же, как они, семнадцатилетними юнцами (Володе Федотчеву было и того меньше — шестнадцать), вступили добровольцами в формировавшийся батальон народного ополчения. Чуть позже лопасненцы влились в ряды 1287-го стрелкового полка 4-й Московской дивизии народного ополчения.

Ополченцы рыли противотанковые рвы, окопы, оборудовали пулеметные площадки, котлованы для ДЗОТов. Напряженная боевая подготовка закреплялась участием в боях.

26 сентября 1941 года соединение было преобразовано в 110-ю стрелковую дивизию. И снова испытания — тяжелые бои под Наро-Фоминском. Вражеским атакам, артиллерийско-минометному обстрелу, казалось, не будет конца. Упорно обороняясь, успешно действуя в контратаках, дивизия все же несла ощутимые потери. Только лопасненский батальон потерял треть личного состава. Погиб комбат майор А.И. Адамчик. В течение нескольких часов он, тяжело раненный, не покидал поля боя, продолжая командовать подразделением. Пал смертью храбрых политрук 6-й роты П. Кутилин. Погиб и юный Володя Федотчев.

— Это очень тяжело психологически — хоронить тех, кто только что был рядом с тобой, — делится воспоминаниями фронтовик. — Вот сидит солдат, держит в руках винтовку, а жизни в его теле уже нет.

Но вместе с горечью потерь росла ненависть к врагу, крепчал боевой дух. Говоря об успехе в противоборстве с противником, имеющим превосходство в живой силе и технике, Юрий Васильевич подчеркивает: «Он вселил в нас уверенность: немца... можно победить». Эта уверенность крепла в последующих боях.

…После успешного окончания первого курса военно-морского училища Иван Смирнов, переполненный счастливыми мыслями, возвращался на учебном корабле в Севастополь: морская практика прошла отлично. Значит, в выборе профессии не ошибся.

21 июня 1941 года корабль подошел к бухте, но его оставили на внешнем рейде.

— Только потом стало ясно, — рассказывает Иван Георгиевич, — что рассредоточение кораблей было одной из мер командования по предотвращению возможного внезапного нападения фашистской Германии. Это нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов взял на себя смелость ввести на флоте боеготовность номер один.

А около четырех часов утра вдалеке послышался гул моторов. Зенитные береговые и корабельные батареи открыли огонь. Появившиеся вражеские бомбардировщики не застали врасплох Севастополь — им пришлось беспорядочно сбросить бомбы, не нанеся почти никакого ущерба флоту.

Начавшаяся война внесла крутой поворот в жизнь молодых моряков. На базе расформированного училища была создана 76-я морская стрелковая бригада. Вчерашние курсанты стали бойцами, младшими командирами.

В одной из ожесточенных схваток с противником под Таганрогом Смирнов заменил раненого командира взвода.

— В этом бою, — рассказывает ветеран, — только чудо спасло от гибели, у меня была пробита каска. Спасла шапка! Крупный осколок на спине между лопаток пробил полушубок и ватник, но у меня не осталось даже царапины (удар осколка снаряда пришелся плашмя). С той поры я уверовал, что останусь жить на войне.

И все же ранение Иван получил — при освобождении Краснодара в феврале 1943-го. В госпитале он узнал, что есть приказ о возвращении на учебу бывших курсантов военно-морских училищ. После выздоровления был направлен в Баку, зачислен на 2-й курс Каспийского высшего военно-морского училища.

— Образовался офицерский класс слушателей в званиях от младшего лейтенанта до капитана, — говорит Иван Георгиевич, — и в дальнейшем вся моя жизнь была посвящена флоту.

…Уроженец города Химки Московской области Александр Глебович Лабенский обслужил 2000 боевых вылетов самолетов. Познакомился, сдружился со многими летчиками. Все верные товарищи, смельчаки. Но почему-то больше других запомнился Василий Дегтярев.

— Хороший был такой парень, — рассказывает Александр Глебович, — скромный, добрый. Нам, механикам, помогал самолеты приводить в порядок. Отзывчивый был такой. Но после шестого боевого вылета поднялся в воздух и не вернулся.

А вот что Лабенский и его боевые друзья узнали от партизан: что-то случилось с самолетом — летчик аварийно посадил его на поле. В это время на другом конце поля немцы, целый батальон, со свойственной им педантичностью проводили физзарядку. Конечно, они тут же бросились к самолету. У того две пушки и два пулемета. Василий подпустил фрицев поближе и открыл огонь, скосил их больше сотни. Затем летчик вылез из загоревшегося самолета и пробрался к реке — рядом протекала Десна. Уложил из пистолета еще четырех и, видимо, последнюю пулю пустил в себя.

Немцы похоронили нашего летчика с почестями, салютом. Их командир даже речь произнес — учитесь, дескать, как воевать надо.

…На фронте полковник в отставке Николай Александрович Мельников, уроженец Днепропетровска был минёром. «Всю войну, — как он говорит, — балансировал на грани, смерть всегда дышала в спину, до самого конца за мной ходила, не отпускала. Ведь есть же поговорка: «Минёр ошибается только один раз».

К сожалению, такую ошибку при освобождении Ростова допустил сослуживец Николая Александровича.

— Мы должны были полностью очистить немецкие минные поля, — вспоминает ветеран. — Толя, друг мой, отошел в сторону от нас, чуть-чуть... Мы услышали хлопок, взрыв среди клубов дыма и комьев земли, ничего не было видно. Толи нигде не было, взрывной волной его отбросило далеко от нас, мы побежали к нему, а он еле живой лежал — так тихо и страшно. Мы бежим и орем: «Толя, Толя! Где ты?» А он, умирающий, из последних сил говорит: «Ребята, осторожно, мины поставлены на неизвлекаемость». Ценой своей жизни спас он нас, ведь начни мы эти мины извлекать, никого бы в живых не осталось.

…Немало испытаний пришлось пережить после окончания Чкаловского пулеметного училища и младшему лейтенанту, ныне полковнику в отставке Александру Михайловичу Хлынину. Его боевой путь прошел через Курскую, Брянскую, Киевскую, Орловскую, Житомирскую области, через Румынию, Венгрию, Чехословакию, Австрию... Четырежды был ранен. Но о себе говорил как-то скупо. Зато оживлялся, рассказывая о боевых друзьях. С нескрываемым волнением, например, поведал о своем ординарце, рядовом Василии Бездетном, отличившимся в бою под Яссами в Румынии в апреле 1944 года.

— Во время атаки прозвучала команда примкнуть штыки, — вспоминает Александр Михайлович, — и мы сошлись с противником. Один немец свалил меня и занес надо мной штык. Но в это время мой ординарец со словами: «Ах, гад, ты моего командира!» успел заколоть фрица и спасти мне жизнь. Так и дошли до Победы мы плечом к плечу с моим ординарцем. До сих пор с чувством глубокой благодарности вспоминаю я этого молоденького мальчика-сибиряка, познавшего в восемнадцать лет нелегкий труд на войне.

…Сражения не обходятся без людей в белых халатах — медиков, главное оружие которых — скальпели, бинты, лекарства. Одним из таких воинов была Аниса Сафиевна Зенкова из Татарстана.

В 1942 году она окончила экстерном техникум и осенью того же года в звании младшего лейтенанта медицинской службы ушла на фронт. Вспоминая о наступательных боях на территории Украины, бывшая старшая операционная сестра медсанбата 160-й стрелковой дивизии рассказывает:

— Наша дивизия наступала, форсировала несколько рек, в медсанбат поступало очень много раненых. Часто не было электричества, оперировали при свете автомобильных фар и даже при свечах. Не раз мы были под бомбежкой, медперсонал тоже нес потери. Однажды во время авианалета осколок бомбы зацепил и меня, тут же наложили три шва, остался на память шрам на бедре.

Поучительны и такие наблюдения фронтовички:

— Было затишье, старший лейтенант врывается в палату и держит правой рукой живот, теряет сознание. Ему в живот попала разрывная пуля. Он перенес несколько тяжелых операций, долго держалась температура, но все же остался жив, вот такая сила воли! А еще как-то поступил к нам казак — у него был раздроблен большой палец на ноге. Рана была не смертельная, но он погиб... Настолько боялся крови, что сдался без борьбы.

…В силу возраста Николай Григорьевич Веселов (родился 20 октября 1926 года) в Красную армию был призван лишь летом 1943 года. Но успел пройти фронтовыми дорогами Венгрию, где в ожесточенной схватке с врагами был ранен в ногу осколком немецкой бомбы, сражался в Румынии, Австрии, участвовал в войне с Японией. После демобилизации вернулся домой в Москву. Работал в Московском институте, ныне Университете тонких химических технологий имени М.В. Ломоносова, на кафедре тепловой техники.

Примечательно, что, рассказав обо всем этом в интервью, Николай Григорьевич сделал также интересные сообщения об участии в войне научных работников института. Например, К.И. Большаков усовершенствовал состав брони, так необходимой на фронте. Н.И. Краснопевцев изобрел мобильную хлебопекарню, благодаря которой воины всегда могли быть обеспечены свежим хлебом. Б.А. Догадкин — автор специального клея для склеивания деталей парашютов и других военных нужд.

Немало интересного, познавательного и в других материалах.

Хочется от души поблагодарить всех, кто участвовал в создании сборника «Дорогами войны». Как сказал один из его героев: «Мы были молоды, нам хотелось жить, но любовь к Родине была сильнее страха смерти...». Прекрасные слова. И прекрасный пример для тех, кому небезразличны понятия «честь», «долг», «патриотизм». Пожалуй, лучший пример из всех, что могут быть.

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати